Архив рубрики: Camp America

Camp America. Америка. Часть 3

Да мне и не трудно было догадаться, что настроение было ужасным. В течение последующей недели со мной связались все мои друзья, с которыми я подружился в лагере, и мы решили ещё раз встретиться в том же самом лагере следующим летом.

Когда я ещё находился в лагере, директор дал мне приглашение на следующий год и всё, что от меня требовалось, это моё согласие. Поэтому, не долго думая, я с ним связался и дал своё согласие на ещё один сезон работы.

Контракт пришёл ко мне буквально через месяц. Не могу сказать, что я испытывал волнение перед этой поездкой. Всё уже для меня было знакомым. Я хорошо знал всю дорогу, начиная от Краснодара и заканчивая самим лагерем.
Как и в прошлый раз, по приезду в Нью-Йорк и после размещения в Колумбийском университете, первым делом я отправился в пиццерию поесть моей любимой пиццы pepperoni.

Наевшись вдоволь пиццы, я решил возвратиться обратно в университет и хорошенько выспаться, так как предстояло всю ночь ехать до лагеря на Greyhound Bus, а в этом автобусе мне никогда не удавалось заснуть. В таких случаях мне всегда на помощь приходил мой CD плеер, который я слушал всю ночь, глядя, как за окном пробегают города и целые штаты.
На автостанции нас встретили ребята из лагеря, и вскоре я снова попал туда, где меня ждали мои друзья, с которыми я провёл 2 предыдущих лета. Мы были очень рады встрече друг с другом и в тот вечер просидели допоздна, рассказывая друг другу, как провели и чем занимались целый год дома.
На следующий день началась подготовка к новому летнему сезону. Ко всем прочим обязанностям, которые у меня были предыдущим летом, добавилась ещё одна- координация работы вожатых в нашей деревне. Что бы было понятно- лагерь делится на множество деревень (villages).

Различие между деревнями состоит в том, что в каждой деревне проживает определённая возрастная категория детей а так же то, чем эти дети занимаются. Например, я жил в деревне, где жили только мальчишки от 7 до 13 лет. Такая же деревня была и для девчонок. Так же были деревни для теннисистов, для наездников, для гимнастов.

И вот теперь в своей деревне я составлял расписание для вожатых, указывая, где и когда нужно было провести урок, а так же составлял график походов для каждой группы. А в походы нужно было ходить минимум раз в неделю. Я сам увлекаюсь спелеологией и люблю ходить в походы. Но с детьми конечно история другая.
В поход набирается побольше продуктов, детишки берут свои спальники и все отправляются в путь. Переход к месту стоянки занимал где-то около часа. С самого начала нужно организовать, что бы детишки собрали дрова для костра.

Обычно они это делали с большой неохотой. Здесь приходилось прибегать к различным хитростям. Мне всегда помогал такой трюк: я говорил, что ужина не будет до тех пор, пока не будет достаточно дров для того, что бы приготовить еду.

Как правило, через 5 минут дров было достаточно на целую неделю. Готовить пищу приходилось самому, так как никто из моих напарников американцев готовить не умел. Обычно я готовил плов. После еды мы гуляли по лесу, высматривая в зарослях белочек, барсучков и других зверушек.

Когда дети уставали, мы возвращались к месту стоянки и готовили то, что дети больше всего ждали от похода- s’mores. В этой штуке присутствует несколько ингредиентов. Самый главный- marshe mellows. Это что-то вроде нашего зефира, но имеет более твёрдую консистенцию, в виде небольших комочков.

Для правильного приготовления их необходимо подержать над углями, после чего они становятся мягкими и воздушными. Затем их накладывают на специальное печенье, сверху — плитка шоколада и затем снова печенье. Этот «бутерброд» и есть s’mores.

Наевшись вдоволь этого лакомства, мы готовились ко сну. Я обычно ложился у костра. Перед сном я рассказывал ребятам про Россию, про нашу культуру и историю. Где-то часам к одиннадцати все они уже спали, а мы с напарником сидели у костра и о чём-нибудь болтали.
На следующее утро вставать приходилось в 5-30, так как нужно было ещё дойти обратно до лагеря, принять душ и уже в 7 часов идти на завтрак.
Самая большая проблема, которая может возникнуть у вожатого, это когда один или несколько его детей становятся homesick. Симптомы этой проблемы такие: иногда, даже посреди ночи, вдруг слышишь всхлипывания ребёнка, и на вопрос «Что случилось?» слышишь «I’m homesick. I miss my parents. I wonna go home.»

Эта вещь очень быстро передаётся другим детям и, если упустить время, то половина детей могут начать рыдать и всхлипывать. Поэтому с таким ребёнком нужно сразу проводить «политбеседу», всеми силами и средствами пытаясь отвлечь его от мыслей о доме.

Во время ориентации нас обучали специальным методикам, которые помогают справиться с такими проблемами. Конечно, всегда лучше было обнаружить проблему и принять меры днём, потому что если это происходило ночью, то «о хорошем и здоровом сне» не могло быть и речи.
Примерно в таком духе и прошло моё лето в лагере. За это время я завёл себе много хороших друзей. После окончания лагеря я решил не ехать сразу домой, а немного посмотреть страну.

Мои знакомые американцы, с которыми я работал в течение лета, приглашали меня погостить у них. Я принял одно такое приглашение и провёл недельку в штате Пенсильвания у моего напарника. Всё это время я посещал с ним музеи, ходил в кино, по вечерам мы с его друзьями ходили в ночные клубы.
За это время я связался с моими друзьями из Краснодара, которые тоже находились в Америке как участники программы Work and Travel USA. Находились они в этом же штате недалеко от меня. Естественно мы решили встретиться, и я поехал к ним.

Это так здорово встретить своих друзей, находясь далеко от дома. Рассказав друг другу обо всём, что с нами произошло за лето, мы начали строить планы по поводу того, что мы будем делать. Следующий день было воскресенье и поэтому свободного времени было навалом.

Поэтому мы поехали в Атлантик Сити. Это большой город на берегу океана. Днём мы купались, а вечером пошли по клубам. Вечером весь город светился яркими огнями казино, отелей и клубов. Там мы встретили много русских ребят, которые были участниками программы Work and Travel USA.

Они в основном работали в казино и в ресторанах. Возвратились мы поздно вечером. В остальные дни мы ходили по вечерам в клубы или в тренажёрный зал. С друзьями я пробыл 3 недели, и когда наступил день вылета, они меня проводили до самого Нью-Йорка и посадили на самолёт.
Сейчас я уже сам работаю в Миллениум координатором программы Camp America. Работа интересная и мне очень нравится. Общаюсь с ребятами, которые уже приехали и с теми, которые только планируют поехать за рубеж. От себя сделаю всё возможное, что бы все желающие смогли получить богатый и интересный опыт работы в Америке.
Олег, координатор программы Camp America

Camp America. Америка. Часть 2

В письме от директора лагеря говорилось, что он снова ждет меня летом, но теперь уже предлагает работать на позиции вожатого. Конечно, к этому времени у меня был уже опыт в воспитании детей, но он ограничивался только воспитанием моих племянников.

А о том, чтобы нести «светлое и доброе в неокрепшие детские души» никогда не было и речи. Я исполнился энтузиазма в предвкушении веселого лета. Заполнив все необходимые документы, я стал готовиться к поездке. Надо сказать, что основная «головная боль» этой подготовки состояла в сдаче досрочной сессии. Но, как и в прошлый раз, всё прошло благополучно, и мне таки удалось «выжать эту сессию» из моих преподов.

И вот я ступаю на американскую землю во второй раз. Снова в нос ударяет характерный запах нью-йоркского смога. Нас встретили в аэропорту и отвезли в колумбийский университет. Вся процедура следующего дня мне была уже хорошо известна, поэтому, получив все необходимые документы и билеты до лагеря, я сразу отправился бродить по Бродвэю.

Первое место, которое мне пришло на ум, было, конечно же, пиццерия. Я обажаю пиццу, особенно мне нравится pepperoni- кто был уже в Америке, тот поймёт меня. Затем я отправился к знаменитым близнецам. Кто бы мог подумать, что через 3 месяца эти величественные здания будут разрушены террористами.

На 106 этаже, куда меня доставил лифт буквально за 30 секунд, находилась смотровая площадка, различные ресторанчики, был кинотеатр. И я решил дождаться сеанса и посмотреть, что будут показывать. Это был познавательный фильм о самом Нью-Йорке.

Причем зал был специально оборудован и если город показывался с вертолёта, то все манёвры вертолёта передавались на кресло, в котором я сидел, и если вертолёт делал резкий поворот на право, то и кресло резко наклонялось вправо. После этого мероприятия я отправился на паром, где совершались небольшие экскурсии к статуе свободы.

Здесь для меня была одна цель — наделать побольше фоток. Уже ближе к вечеру я возвратился в Колумбийский университет. Там я встретил ребят, которые ехали в тот же лагерь. Вечером мы вместе отправились на автостанцию, сели на автобус и уже на утро следующего дня мы были в лагере.

Когда я прибыл в лагерь, я немного волновался, так как мне предстояла неведомая до сих пор работа – быть вожатым. Так же как и в прошлом году, весь персонал и вожатые приехали в лагерь за две недели до приезда детей, и это время было предназначено для занятий и тренингов, во время которых мы знакомились со множеством методик, призванных сделать из нас самых лучших вожатых в мире.

За эти две недели, я, например, прошел курс спасателя на воде и получил соответствующий сертификат. Кроме этого, за две недели подготовки к заезду детей я прошёл специальный курс и стал инструктором по стрельбе из винтовки, что тоже подтверждено специальным свидетельством (то есть я был полностью готов к тому, чтобы топить и стрелять детишек).

Жил я в комнате, которую делил со своим напарником. У нас была отдельная комната, а в соседнем отсеке были размещены десять ребят, за которых мы несли непосредственную ответственность.

Помимо всего прочего мы должны были следить за тем, чтобы дети чистили зубы, не забывали писать письма родителям, а в тихий час нам приходилось делать невозможное – укладывать детей спать.

Весь день у нас был расписан строго по часам. В 7 часов мы вели детишек на завтрак. Время с 8 до 9 было clean up time, когда дети убирали комнату, в которой они жили. Обычно в это время энтузиазм у них был на нуле. В 9 часов начинались занятия.

В 12-45 у нас был ланч, после чего 2 часа тихого часа. Тихим этот час был очень редко, так как дети есть дети и им постоянно не сидится на месте. После этого снова начинались занятия. В день у меня обычно было 4 урока, которые мне приходилось вести.

Это были mountain boarding, mountain biking, riflery, fishing. И к каждому уроку приходилось тщательно готовиться, что бы он был интересным и запоминающимся для детей. В 18 часов мы вели детей на ужин после чего начиналось вечернее мероприятие.

Это обычно была игра, в которой принимали участие все дети в лагере, что-нибудь типа казаков разбойников. Ну а в 21-45 дети, почистив зубы и приняв душ, были уже в постели.

Коллектив служащих и вожатых в лагере подобрался интернациональный, я подружился со многими ребятами из разных стран. В конце лета многие приглашали меня погостить у них дома, но мне уже очень хотелось в Россию, к родителям. К друзьям.

Поэтому сразу по окончанию сезона в лагере, я вернулся домой, отложив путешествия на следующий год. О том, насколько удачно я осуществил свой замысел, я расскажу в следующий раз.

Олег

Camp America. Америка. Часть 1

Заполнив все необходимые формы и анкеты, предстояло самое страшное — интервью. Для этого в ту пору мне пришлось ехать в Москву, где интервью проводили представители лагерей. Народу было просто уйма, и все, конечно, очень переживали перед » этим страшным судом».

Но всё прошло благополучно и я поехал домой что бы сообщить родителям радостную весть – я принят. Но это было только началом, так как нужно было ещё дождаться placement из лагеря. И вот это долгожданное письмо пришло. В нём сообщалось, что мне предлагается работать в частном лагере в качестве менеджера столовой.

Естественно данное предложение я принял «на ура». Отправив им подписанный контракт, я стал ждать тот момент, когда мне наконец то сообщат дату моего вылета. Это пришлось на конец мая и мне пришлось досрочно сдавать сессию.

Уже находясь в Шереметьево 2, я всё ещё не верил, что скоро буду «там». Те же самые чувства испытывали и другие ребята, которые в тот день летели вместе со мной.

Прилетели мы в Нью-Йорк примерно через 10 часов, и хотя дома в это время была уже ночь, над этим большим городом светило яркое солнце. Это было первое, к чему с самого начала нужно было привыкать — к разнице во времени.

Мы были встречены представителем программы и нас повезли в общежитие Колумбийского университета, где каждому из нас дали по номеру и где мы провели ночь.

На следующее утро, позавтракав в студенческой столовой, мы отправились на ориентацию, получили билеты на автобус, заполнили документы на получение карточки социального страхования и после этого были свободны до самого вечера.

Не смотря на усталость от перелёта, этот день мы посвятили посещению достопримечательностей. А уже вечером, уставшие, но довольные, мы сели на автобус и поехали в лагерь.

И вот наконец мы в нашем конечном пункте назначения. Лагерь нас сразу поразил своими масштабами. Территория его составляет 830 акров, есть даже свой аэродром. Нас разместили в деревянных домиках, и уже на следующий день началась работа.

Нам объяснили наши обязанности, и мы приступили к освоению навыков работы, которую нам предстояло выполнять всё лето. До прибытия детей ещё оставалось 2 недели, и мы старались довести до совершенства всё то, что входило в наши обязанности – накрытие шведского стола, приготовление сока (сок у них подают в графинах), и постоянно подносить фрукты в специальные подносы.

Всё остальное время я был свободен и, в основном, проводил его в бассейне, играл в гольф, обучался верховой езде либо ходил на стрельбище и упражнялся в стрельбе из винтовки.

Причём для меня, как для работника лагеря, всё это было совершенно бесплатно. На выходных директор устраивал для нас культурные программы, и мы, по своему желанию, могли выбрать то, что нам казалось самым интересным.

Самым первым мероприятием у нас было посещение столицы Америки, Вашингтона. За день мы успели побывать в Белом доме, Капитолии, наделали фотографий у Lincoln Memorial, Washington Memorial, посетили несколько музеев. Уже ночью мы возвратились в лагерь уставшие, но полные незабываемых впечатлений.

В следующий раз мы поехали в парк развлечений King’s Dominion. Тот, кто когда-нибудь катался на американских горках, знает, что испытывает человек, когда кресло, в котором он сидит, описывает головокружительные виражи. И весь народ в это время неистово кричит.

Мексиканец, сидевший рядом со мной, громко и страстно выкрикивал слова молитвы. Мне тоже было не до смеха, и я кричал что было мочи. Попытки молча переносить «все тяготы и лишения американских горок» ни к чему не приводили, так что пришлось надрывать горло весь день.

Так как наш лагерь находится в штате Вирджиния, то наше внимание не обошёл стороной известный американский курорт Virginia Beach. Это была одна из самых запоминающихся поездок.

Весь день мы «просидели» в океане, борясь с огромными волнами, время от времени делая короткие перерывы для того, что бы закинуть в себя н-ное количество пиццы и пепси.

Примерно в таком настроении и прошло моё первое лето в Америке. После этого я побывал там ещё несколько раз. Но это уже были качественно новые поездки, так как работал я на новых должностях. Об этом, впрочем, я расскажу в следующий раз.

Олег. Участник программы работы в лагерях.